«Последний дом слева», рецензия Макса Милиана

Что требуется для того, чтобы убить? Всего лишь наличие желания и возможностей. А если у кого-то есть еще и способности, то до убийств рукой подать. У главных героев римейка культового триллера Уэса Крейвена «Последний дом слева» нашлись все причины убивать.

Джон и Эмми не нарадуются на свою замечательную дочь Мэри, но в один прекрасный день над ней надругались, а затем чуть ее не убили. За виновниками далеко ходить не надо – банда отщепенцев сама напросилась к ним ночевать. Они же не знали, что попали в дом талантливого хирурга, способного при искреннем желании и недюжинных способностях поступиться клятвой Гиппократа…
Поначалу я опасался за то, как обойдется новичок в американском кино Деннис Илиадис с творением Крейвена и Каннингэма, но получившийся в результате фильм обманул все мои ожидания.

Дело даже не в том, что картина снята также жестко и кроваво, как и оригинал. Наоборот, Илиадис позволил себе безболезненную операцию по удалению двух забавных персонажей – шерифа и его придурковатого помощника, тем самым, практически лишив ленту юмора и придав ей еще более жуткий ореол. Хотя черный юмор здесь все же присутствует, правда, в умеренных количествах.

Изменились и акценты. В частности, Краг стал похож на машину для убийств, а Джастин превратился из дебила в парня, который попросту ненавидит своего отца. Более уверенными стали и родители Мэри. Нельзя сказать, что изменения не пошли на пользу, но инфернального смеха Дэвида Хесса все же не хватает. Да и нормальность Джастина послужила основой для традиционного хэппи-энда (впечатление от которого, что радует, подпортила финальная сцена казни).

Изменилось время действия, а вместе с ним и смысл фильма. В 70-х «Последний дом слева» выглядел протестом против войны во Вьетнаме и насилия. Создатели хотели донести до зрителя весь ужас бойни, учиненной американскими солдатами в чужой стране, и поэтому картина была снята почти любительски. В римейке же все сосредоточилось на тяге человека к насилию и выживании в нечеловеческих условиях. Для этого был выбран монтаж, где сравнивались бы обе семьи: Джона и Крага. Противостояние обоих отцов, в результате, стало ключевой сценой, в которой легко найти между ними общее: желание крови и защита своей семьи от опасности. Проще говоря, звериные инстинкты возобладали над человеческим разумом…

Снято все это безумие, конечно же, на хорошем техническом уровне. Этому способствовали мастер грима Грегори Никотеро, оператор Шарон Мейр и неплохие актеры, среди которых особенно выделяются Тони Голдуин и Моника Поттер. На их счету уже не первый ужастик, а Моника сыграла даже в одном из самых успешных триллеров десятилетия «Пила». Поэтому за ними ощущается знание жанра, и им нетрудно завлечь зрителей в свою игру. На роль же Крага, мне кажется, можно было выбрать актера похаризматичней. Остальные же все более-менее оказались на своих местах.

Не обошлось и без штампов, вроде надоевших резких появлений какого-нибудь эпизодического персонажа или вовсе птицы. Да и музыка не столь напряженная, как могла бы быть.

Все искупает толковая режиссура, благодаря которой нас постоянно держат в напряжении и необъяснимом страхе. Это вам не последняя поделка с Ким Бэсингер и не забавный «Мертвый снег», а настоящий душераздирающий, жесткий и жестокий триллер, унаследовавший традиции «Соломенных псов» и оригинального «Последнего дома слева».

Теперь осталось дождаться возвращения еще одного мэтра ужасов – Сэма Рейми, чтобы подтвердить пословицу «есть еще порох в пороховнице».

Макс Милиан
Источник: kino-teatr.ru
  • 0
  • 22 июня 2009, 21:33
  • bender

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.