"Обитаемый остров. Схватка". Пресс-конференция

14 апреля в московском кинотеатре «Ударник» состоялся пресс-показ фильма Федора Бондарчука«Обитаемый остров. Схватка». Помимо представителей федеральных СМИ на мероприятии присутствовали журналисты из 14 городов России, специально приехавшие в столицу, чтобы одними из первых увидеть второй фильм дилогии по роману братьев Стругацких.

По окончании просмотра состоялась пресс-конференция с создателями дилогии: режиссером-постановщиком Федором Бондарчуком, продюсерами Александром Роднянским и Сергеем Мелькумовым, а также «звездами» картины – Алексеем Серебряковым, Юлией Снигирь, Петром Федоровым и Михаилом Евлановым.


Вторая часть дилогии вызвала у представителей СМИ такую же неоднозначную реакцию, как и первая. Поэтому вопросы носили, в основном, околокинематографический характер, чтобы избежать разговоров о качестве продукта. Хотя создатели фильма, естественно, не разделяли негативную оценку многих присутствовавших.

На первый же вопрос о выходе фильма в международный прокат, Роднянский с гордостью заявил: Международная версия получилась 3 часа 20 минут, в таком виде она будет представлена компаниям, которые будут заниматься продвижением картины. Нами заинтересовалось всемирно известное голливудское агентство William Morris Agency.

Какая вам часть больше понравилась?

Бондарчук: Первая. «Понравилось» — не то слово, я, конечно, люблю всю картину, она вся выстрадана. Но мне ближе первая, из-за глубины, монолога Гармаша, атмосферы знакомства с героями, с правилами игры. Вторая часть более действенная, но там тоже есть моменты, которые мне очень дороги монолог Странника, например.

Картина вызывает разнополярные мнения. Как вы думаете, почему?

Бондарчук: Из-за Стругацких, из-за вашего покорного слуги. Действительно, я не помню больше, чтобы так обсуждали какую-либо картину. Аудитория разделилась, вы правы. Я воспринимаю это, как успех. Было бы плохо, если бы были только негативные отзывы, было бы плохо, если бы вообще никаких не было. Мне кажется, что Обитаемый Остров – это фильм, у которого будет большая, длинная жизнь. И мне очень приятно принимать отзывы людей, которые посмотрели картину на ДВД и изменили свое мнение – сначала отзывались негативно, а потом говорили, что им понравилось.

Какую сумму вы ожидали получить от проката?

Бондарчук: Здесь перед вами сидят очень серьезные люди. Мы взяли на себя такую ответственность – 36 млн. долларов, и мы понимали, какой груз мы несем. На первой части мы собрали 22 млн. долларов в России и 1,7 на Украине.

Конечно, мы планировали заработать, но в итоге вышли в ноль.

Мелькумов: У нас есть документ, бизнес-план, в котором расписывается, в какую сумму мы планировали выйти. Хочу сказать, что в рублях мы вышли именно в ту сумму, в какую и планировали. Проблема заключается в падении рубля, поэтому в долларах мы не дособирали.

От пиратов сильно пострадали?

Бондарчук: Мы, конечно, ожидали, что будет пиратство, но то, что в 1 день – 1 млн. 100 тыс. скачиваний – такого, конечно, не могли представить. Со второй частью все будет серьезней, у нас есть секретная программа против скачиваний – поборемся с пиратами по-серьезному.

Что вы хотели донести своей картиной?

Бондарчук: Там есть очень много важного для меня. Во-первых, герой картины обладает силой. И там звучит такой вопрос: Кто дал тебе право? И фраза «ты – сила, и все зависит от того, как ты ею распорядишься». Вторая важная для меня тема – тоталитарное государство, похожее на то, что происходит у нас.

Вы открыто обвиняете наше государство?

Бондарчук: Я открыто предостерегаю, как человек, который поддерживает партию «Единая Россия». И я рад, что я могу открыто говорить то, что я думаю.

Сегодня будет закрытый показ для пользователей ЖЖ. Зачем вы это делаете? Ведь люди могут прийти и написать негативные отзывы, заранее настроив публику против вашего фильма, и будет спад интереса.

Роднянский: Мы с ЖЖ активно сосуществуем не первый год. Проблема ЖЖ состоит не в том, что кто-то плохо пишет о нас, а в том, что поток ругани может обрушится ДО того, как кто-то вообще увидит фильм. Когда появляется раздражение ПОСЛЕ просмотра, это понятно, но когда появляется – ДО – это ненормально, такая предвзятость, откуда она?

Мы отдаем себе отчет в том, что наш фильм – это тема, информационный повод. И мы решили, что мы открыты, и будем рассчитывать, что люди после просмотра захотят поделиться СВОИМ мнением. Плохо-хорошо, не так важно. Очень хочется, конечно, чтобы пришло людей не меньше, чем на первую часть.

Почему название «Схватка»? Почему не «Обитаемый остров. Фильм второй», например?

Роднянский: Мы не хотели называть «фильм второй», потому что это ОДИН фильм. И мы искали название, которое подчеркнет эмоционально-динамическую структуру фильма.

Вопрос режиссеру: Готовы ли вы к новым большим проектам?

Бондарчук: Готов. Меня интересуют большие проекты, НЕПОДЪЕМНЫЕ! Так уж я устроен.

Сколькими копиями выходит фильм?

Роднянский: 850 копий в России, 100 на Украине, это немного меньше, чем первая часть, связано с кризисом, так как многие однозальные кинотеатры просто закрываются. Но сеансов на 7,5 тыс. в неделю больше, так как меньше конкурентов. Апрель, как известно, худший прокатный месяц, и мы довольны, что в такое время выпускаемся.

Какие эпизоды не вошли в фильм и где их можно посмотреть?

Бондарчук: Все эпизоды, не вошедшие в первый фильм, постепенно выкладываются в Интернете, во втором фильме тоже есть такие эпизоды. На DVD, возможно, они будут. Будут?

Роднянский: Будут. Из второй части немного выпало – два эпизода – с Юлей и Барковским.

Странник говорит фразу про Максима «Я его боюсь». У меня сложилось впечатление, что он не может бояться его. В чем по-вашему сила Максима?

Бондарчук: Он идеалистический герой, сила его убежденности очень велика. Идеализм Максима такой сильный, что он стал разрушительным.

У вашего героя в кабинете 4 перевернутых звезды над камином. Зачем они? Они что-то обозначают?

Бондарчук: Заметили – хорошо. Вы очень хороший зритель. Но пусть это останется тайной. Если я сейчас расскажу, зачем они, то никакой тайны не будет, а это будет не интересно.

Чем вам интересен образ Умника?

Бондарчук: Это любимая роль, мне кажется, я ее «вышивал бисером». Он у меня такой получился и немного гомосексуалист, параноик, трусливый, лживый, хитрый, уступчивый.

Вопрос Серебрякову: Вы сам на чьей стороне? Вашего героя или Максима?

Серебряков: Я выступал исполнителем, а не соавтором. Честно говоря, я не совсем понимаю смысла этой картины, но очень горжусь, что принимал участие в этом проекте, которое было подобно плаванью по бушующему океану. И я знаю точно, что у картины многие найдут недостатки. Но те, кто пустился в это плаванье совершили подвиг, потому что у тех, кто поплывет после, уже будут КАРТЫ.

Башни излучения – это намек на нашу страну? Что является этими башнями?

Бондарчук: Роднянский был бы более политкорректен. По-моему, мы катимся в жопу. Газет нет, телевидения нет, остался только Интернет. То, что в стране реально происходит, не в Москве и Питере, а в провинции – это чудовищно. При Ельцине, сколько бы его не ругали, была пресса, было телевидение. Сейчас его вообще нет. Мне очень дорог монолог Гармаша в первой части, который говорит об этом.

Стругацкие писали свой роман в эпоху социализма. Вся эта история актуальнее тогда или сейчас? И что дальше? Будет ли лучше?

Бондарчук: Актуальна и тогда и сейчас. Но я идеалист. Мне кажется, что все будет хорошо.

Финал у фильма открытый. Есть ли идеи снять продолжение?

Бондарчук: ЕСТЬ.

В фойе кинотеатра на вопросы журналистов ответили и актеры, исполнявшие роли Рады и Гая Гаал – Юлия Снигирь и Петр Федоров.

Помогает ли Вам в съемках ваша внешность?

Снигирь: Я об этом не думаю. Я не смотрюсь постоянно в зеркало и не любуюсь собой. К тому же, в актерской профессии это не самое главное. У меня была роль в телефильме «Вакцина», там я была такая некрасивая!

Где было сложнее сниматься – в первой или во второй части?

Снигирь: В первой части у меня было мало сцен, в которых можно было раскрыться. Во второй части было сложнее и физически и эмоционально.

Почему надо смотреть вторую часть?

Снигирь: Чтобы увидеть, как поставлена точка, чем все заканчивается. Кроме того, подобных картин в нашем кино еще не было, ради одного этого стоит его увидеть.

Сложнее ли стало сейчас жить, после съемок? Есть ли предложения сниматься дальше в кино?

Снигирь: У меня стало больше фотосессий, интервью, дни более насыщены событиями. Пока я нигде не снимаюсь, так как в кино сейчас кризис, запускается очень мало проектов, какие-то проекты, которые мне предлагались, они сейчас заморожены, от некоторых мы отказались.

А какую роль хотели бы сыграть?

Снигирь: Меня интересуют героини, которые отличаются от Рады Гаал и отличаются от меня самой. Может быть какой-то роковой стильной женщины… В роли Рады я ничего не меняла в своем образе, была максимально естественна, даже косметикой мы почти не пользовались. Так что я мечтаю о роли, которая бы отличалась.

Как вы относитесь к своему герою?

Федоров: Я очень люблю своего персонажа. Мы с ним во многом похожи. У меня, например, тоже есть сестра. Некоторые вещи даже не приходится играть. Внутренне я на него похож, особенно на того, который во втором фильме, в первом он, конечно, неадекватен.

После съемок я почувствовал, что этот персонаж еще долго во мне жил. Я даже не сразу прическу сменил, так и ходил некоторое время с ирокезом.

Какое вы смотрите кино?

Федоров: В данный момент я председательствую на фестивале.doc, так что очень много смотрю документального кино. Мне кажется, в нем большой потенциал. У нас в ближайшие пять лет может появиться новый жанр, некий неореализм, если мы сможем быть внимательными друг к другу и к народу. Нужно только быть внимательными.

В связи с вашей ролью в фильме «Россия-88». В каком кино интереснее сниматься? И в каком хотелось бы сняться еще?

Федоров: Мне интересно и коммерческое кино и авторское. Разное кино. А сниматься хочется, конечно, в хорошем кино. Только в хорошем.

«Обитаемый остров. Схватка» выйдет в широкий прокат в России и Украине 23 апреля.

Макс Милиан и Екатерина Визгалова.
Источник: kino-teatr.ru

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.