«Все умрут, а я останусь»: "Ранетки" для "взрослых"

Три обычных школьницы, Жанна, Вика и Катя, учатся в обычной московской школе в обычном спальном районе. Они продолжают тернистый путь во взрослую жизнь, сталкиваясь с обычными для 14-летнего подростка проблемами и переживаниями: конфликты с обычными родителями и обычными учителями, романы с обычными сверстниками, сопровождаемые обычными пьянками, обычными дискотеками, обычными драками и обычными клятвами в верности.

Самое удивительное в работе Валерии Гай-Германики, что эпитет «шокирующий», так часто употребляемый по отношению к этой картине, ей действительно подходит, хотя рассказывает и показывает она то, что каждый из нас воспринимает как данность: ну да, детки бухают за гаражами, трахаются на чердаках, травку покуривают, ругаются матом, устраивают мордобои как в школе, так и за ее пределами, хамят родителям, но ведь из них вырастают потом вполне пристойные люди – заботливые родители, неплохие учителя, ответственные, допустим, менеджеры и клерки и даже, как мы видим, известные режиссеры. То, что банальный и сырой текст, похожий на сценарий какого-нибудь третьесортного сериала, вроде «Ранеток» положен в основу картины, объехавшей кучу фестивалей и получившей дюжину наград, является заслугой удивительной команды. Профессиональная документалистка Германика, идеально вписавшаяся в игровой формат, подобрала не менее профессиональный актерский ансамбль (удивительно натуральные 23-летняя (!) Агния Кузнецова, Полина Филоненко и Ольга Шувалова, чье мастерство тяжело переоценить), добавила пару-тройку ярких образов взрослых на роли родителей и педагогов (Инга Стрелкова-Оболдина, Ольга Лапшина) и вместе с оператором Хамидходжаевым, не уступающем в мастерстве фонтриеровскому Робби Мюллеру, сделала, наверное, самый актуальный отечественный фильм за последние лет 5 уж точно. Однако, «Все умрут, а я останусь» настолько актуальный, насколько и спорный, а потому судить его приходится с двух позиций, каждая из которых имеет право на существование.

1) Безусловно, фильм необходим для просмотра не только вследствие высокого профессионального уровня. Пресловутая правда жизни показана здесь без прикрас и надуманности (в чем естественно выигрывает у насквозь фальшивой ленты «Однажды в провинции»), посему картину полезно (очень правильное слово) увидеть ровесникам, как главных героинь, так и героев второго плана, дабы проанализировать происходящее с ними здесь и сейчас (и вчера, и завтра). Неспособность героев решить вечные проблемы некоммуникабельности и «непонятости» и беспощадно показанные последствия этой неспособности порождают естественный страх, который, как известно, является одной из главных движущих сил действия. «Все умрут, а я останусь» — редкий пример качественного социального кино, которое действительно необходимо в эпоху тотальной наигранности, когда кино скатывается либо к смакованию чернухи, либо к картинам фальшиво-сладкой жизни.

2) Гай-Германика, стремясь максимально приблизиться к натуральности, показывает героинь переходного возраста эдакими оторвами, чье взросление ограничивается пьяными разборками и хамскими выходками. У них нет никаких интересов, никакой профессиональной определенности, книг они не читают, даже, блин, стихов не пишут (а этим вообще-то в юношестве, по-моему, все занимались). А если говорить о полноценном отражении действительно все-таки стоит сказать, что не все школьники распивают коктейли в школьном туалете, а некоторые (см. сцену на уроке литературы) и Мандельштама читают, даже в Строгино. В этом плане Валерии стоит брать пример со знаменитого «Кафе «Донс Плам». Там у Ди Каприо С Макгуайером портрет поколения вышел куда правдоподобней. А отсутствие символов, акцентов, намеков и выводов, которым так бравирует Германика не всегда идет на пользу фильму, даже максимально приближенному к документалистике.

Эпатажный финал картины, про который я не могу не сказать, – это такая по-юношески настолько наглая, насколько и обреченная заявка на вступление во взрослую жизнь: прекрасно понятно, что послать маму с папой на три буквы – признак, скорее, несформированности, чем взрослости. Кстати, фраза «ебала я ваш столбняк», брошенная под конец одной из героинь, думаю, может стать своеобразным афоризмом.

Валерия Гай-Германика нашла золотую жилу – она делает простые фильмы о простой сложной жизни, которые приносят и достойные призы, и достойные деньги. Документальные «Мальчики», «Девочки» и художественный «Все умрут, а я останусь» рассказывают практически одинаково практически об одном и том же. На мой вопрос, способна ли она снять качественное кино о чем-то другом, она уверенно ответила: «Да, только дайте деньги». Видимо, пока дают только на содомические картины взросления. И все же говорить о Германике как о состоявшемся режиссере (игрового кино) пока рано: все решит следующее ее творение, скоро, кстати, запущенное в производство, которое и покажет, на что еще способна эта неординарная молодая девушка. Пока что Германика до конца освоила только одну манеру съемок: все нажрутся, я сниму.

Лео. Мар.
Источник: kino-teatr.ru
  • 0
  • 22 июня 2009, 23:31
  • bender

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.