"Девушка из Монако"

Фильм Анн Фонтен — это перченное драмеди, в декорациях летнего Монако, где любовная линия — это треугольник, причём есть вероятность, что равносторонний. Попытка прикинуться легким романтическим фильмом, где суть находиться чуть глубже, чем на поверхности, к сожалению, провалилась. Такие трюки пока доступны только Вуди Аллену.
Блестящий адвокат Бертран (Фабрис Лукини) приезжает в Монако, чтобы выступить защитником в весьма щекотливом деле. Известная всему городу дама (Стефан Одран (много снимавшаяся у Шаброля, в «Скромном обаянии буржуазии» Бенуэля, но известная нашему зрителю по беспощадному фильму «Арлетт»), которая по идее должна скорбить по почившему мужу, убила своего любовника. Любовник оказывается профессиональным альфонсом, «жеребцом месяца» и русским. Собственно родственники убиенного Димитрия уже едут, чтобы со стороны наблюдать за процессом. Поэтому к ничего не подозревающему адвокату приставляют охранника Кристофа (Рошди Зем). Бертрана это первое время очень напрягает, но понемногу он привыкает. Например, Кристоф помогает ему быстро и без шума избавиться от непонятно зачем приехавшей из Парижа любовницей. Сказать, что между ними завязывается дружба было бы весьма громко, но они проникаются друг к другу уважением, которое строится на кажущейся антиподичности персонажей. Весь город судачит об этом судебном разбирательстве, Бертрана знают буквально все и его приглашают на телевидение. Так он знакомится с ведущей прогноза погоды (Луиза Бургуэн), которая вместо прогноза вольно пересказывает песни, которые пела Бардо. По факту, девушка является местной потаскушкой. Бертран тут же влюбляется в неё, хотя, скорее, это она влюбляет его в себя. Кристоф меланхолично наблюдает за происходящим, ибо знает о Одри всё и даже пару лет назад был её любовником.

Захваленный французской критикой Лукини, здесь играет то, что играл в своих последних фильмах пяти (Включая «Париж», исключая «Мольера»). Его фирменным маньеризм и сжатые ниточкой губы еще не стали забитым клише, а пока служат признаком мастерства. Зем, играющий молчаливого, но очень деятельного охранника, делает лицо так убедительно, что порой кажется, что он вот-вот и превратиться в Стэтхэма. Но при всём при том, что Зем является залогом высоких сборов (по крайней мере во Франции) изюминка – это Луиза Бургуэн. Дебютантка и номинантка на Сезара, она идеально играет такую «дурочку», хлопающую ресницами, восхищенно слушающую и одевающую умопомрачительно короткие бирюзовые платья. То есть сколько бы не говорили, и при всём уважении, у неё та же ролевая модель, что и у Бардо в молодости. И соль в том, что каждый из мужчин хотя бы раз влюблялся в такую женщину. Её внимание льстит, её нахождение рядом поднимает самооценку, и в итоге уже не можешь без неё. Пропал — влюбился. Если окончательно принять, что отношения между мужчинами и женщинами – это игра, тогда не нужно удивляться, что жертва на самом деле окажется охотницей, последний станет первым и т.д.

Отдельной, пожалуй, гораздо более тонкой линией идут взаимоотношение Бертрана и Кристофа. Когда сталкиваются два абсолютно разных мужчины, но не в качестве соперников, а дополняющих друг друга элементов, очень сложно знать заранее, во что это выльется. Бертран – мэтр по форме (нелепо звучащий на русском перевод французского слова «maitre»), как признак профессии, но по содержанию мэтр, учитель – это Кристоф. Знающий «real life» только в теории, но виртуозно оправдывающий всё недостатки и проступки Бертран встречает в Кристофе, того кто знает все механизмы изнутри. Он – воплощение мужественности, в самом буквальном и маскулинном воплощении этого слова, он это единственный достойный моральный маркер, и в нём есть то, что Бертрану недоступно – ответственность. Его мягкость, в начале граничащая с бесхребетностью, под воздействием примера настоящего учителя, вырастает в мужество принять вину за собственную безответственность на себя. Кристоф – охранник, для него это синекдоха отцовства, тотальной защиты и опеки. И пытаясь оградить Бертрана от Одри, он надламывается. Срабатывают весы. Они меняются местами. И здесь кроится настоящая драма, которую по началу не замечаешь. Она выливается в великолепный шабролевский финал. И после это остаётся только один вопрос: он – самурай или просто мужчина полюбил другого мужчину…

И после этого, выигранное в суде дело (имитация жизни, где каждый сам выбрал себе роль) кажется просто насмешкой.

Жан Просянов
Источник: kino-teatr.ru

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.